Начало
 

Отдых в Анапе, Витязево, Джемете

Поиск по сайту

  Поиск по новостям
Этим летом газета "Анапа" предложила взять ситуацию в заказнике Большой Утриш под общественный контроль. Как скоро выяснилось, инициатива была очень своевременной...

"Праздник" открытого шлагбаума
В разгар курортного сезона, 2 августа, шлагбаум, преграждавший дорогу в заказник, был открыт. Большой Утриш стал доступен для всех желающих, и на вожделенную территорию устремился бесконечный поток авто...
В первые же выходные образовалась транспортная пробка: по единственной дороге невозможно было ни въехать, ни выехать.
Маршрутки доезжали только до верхней смотровой площадки, откуда пассажиры отправлялись к морю пешком. Мусороуборочные машины не имели возможности подъехать к свалкам и вывезти твердые бытовые отходы. Наверное, нет необходимости объяснять, какая антисанитария воцарилась на утришском берегу.
Не обошлось и без ЧП. В толпе людей, жаждущих вернуться в Анапу, началась настоящая давка, во время которой маленькой девочке повредили руку. К прибывшей по вызову "скорой" ребенка пришлось выносить на руках, протискиваясь сквозь ряды автомобилей. Времени на это ушло немало. А если бы счет шел на минуты?..
Люди метались в поисках выхода из западни, и это, по словам очевидцев, вызывало ассоциации с Судным днем или Армагеддоном.
Как потом выяснилось, "праздник открытых дверей" случился не вдруг. Высокопоставленный московский чиновник, остановленный на шлагбауме, не на шутку разгневался и, использовав административный ресурс верхних эшелонов власти, в одночасье ликвидировал всяческие ограничения по въезду на Утриш.
Можно дискутировать о законности установки шлагбаума в том или ином месте, о порядке пропускного режима, о таксе за проезд, о том, куда идут деньги, наконец. Но одно останется бесспорным: для сохранения этого уникального и очень небольшого по размеру участка побережья въезд на его территорию должен быть ограничен.
Трасса пролегает через особо охраняемую природную территорию, и на ней в соответствии с законом должен быть соблюден ограниченный режим движения автотранспорта. Более того, существует постановление главы администрации Краснодарского края "Об установлении минимального размера водоохранных объектов Краснодарского края и их прибрежных защитных полос", где для Черного и Азовского морей такие зоны установлены шириной 500 метров от уреза воды. В пункте "6" этого постановления черным по белому написано, что в таких зонах запрещается движение автомобилей, кроме транспорта специального назначения. Так что по закону въезд на территорию Большого Утриша можно вообще перекрыть.
Проблема Большого Утриша год от года становится все актуальнее. С одной стороны, заповедные места привлекают все больше отдыхающих. В первую очередь сказывается, что в самой Анапе во многих местах море становится малопригодным для купаний. Да что там в Анапе! Даже на благовещенской косе вблизи берега в начале августа отмечалось интенсивное размножение тины. Этот "кисель" еще не разлагался, но уже отпугивал курортников. Неудивительно, что и здесь поговаривали о необходимости поиска более чистого участка побережья, например на Утрише...
С другой стороны, мы не должны допустить реализации столь популярного в наше время принципа: загадил одно место - передвинься на чистое.
Так что же делать? Как найти выход из ситуации, которая уже сегодня начинает казаться тупиковой? Ответить на эти вопросы мы попросили специалистов, знакомых с утришской проблемой не понаслышке.

Замахнулись на легкие курорта?
Зоя Жмакина, выпускница Московской лесотехнической академии. Ныне директор Учебно-практического центра ландшафтного дизайна и флористики "Дендрофлер", автор кандидатской диссертации по можжевелово-фисташковому редколесью Утришского заказника:
- На сегодняшний день зеленые насаждения курорта Анапа выполняют в основном декоративную функцию. Они неспособны справиться даже с очисткой городского воздуха, не говоря уже о создании целебного эффекта, который должен быть в курортных местностях. Каждый житель Анапы, каждый предприниматель, каждый руководитель должен четко осознать, что пока целительный эффект нам обеспечивают только можжевеловые леса Утриша. При этом если вся территория заказника составляет 6,5 тысячи гектаров, то можжевеловое редколесье в нем - только 490 гектаров. Причем практически все это — прибрежная территория, а значит наиболее посещаемая людьми. Уповать на то, что вдоль берега мы можжевеловый лес загубим, но там где-то за горными вершинами он сохранится, увы, нет оснований. Получается, мы хотим уничтожить легкие курорта?
Есть еще один не менее серьезный аспект проблемы.
Сейчас уже существуют планы строительства в прибрежной зоне, среди леса, коттеджей и других капитальных сооружений. Хотелось бы напомнить, что склоны эти сложены осадочными породами - мергелем и известняком. Уникальный утришский ландшафт образовался в результате гигантского оползня.
За тысячи лет на этом зыбком основании сложилось очень специфическое растительное сообщество. Корни растений переплелись и выполняют противооползневую функцию. Особенность таких растений, как можжевельники, скумпия, сумах и другие, заключается в том, что площадь их корневой системы в среднем в пять раз больше площади кроны...
Любое вмешательство в виде строительных работ приведет к нарушению этого зыбкого равновесия: склоны придут в движение. А ведь от оползней у человечества нет надежной защиты...
На мой взгляд, Утришский заказник нуждается в хозяине. Необходимо воссоздать дирекцию заказника, как было раньше. Пусть это будет муниципальное предприятие, осуществляющее единую программу природозащитных мероприятий, координирующее действия разных природо-пользователей.
Наверное, надо и научную деятельность вести, хотя бы мониторинг. Тогда можно привлекать и средства грантовых программ... Спасти Утриш еще можно.

Куда идут деньги, собираемые на шлагбауме?
Владимир Таран, выпускник Воронежской лесотехнической академии, заместитель директора МУП "Служба муниципального контроля на территории заказника "Большой Утриш". В течение одиннадцати лет в составе казачьей лесной инспекции занимался охраной заказника.
- В прошлые годы мы вместе с работниками лесничества поддерживали хоть какой-то порядок на утришском побережье и в прибрежных лесах. Осуществляли связь с туристами, которые из года в год отдыхают в этих местах и тоже болеют за судьбу заказника.
Завсегдатаи заповедной зоны были нашими помощниками во всех делах: собирали мусор в мешки, которые мы им выдавали, следили, чтобы не было порубок. Благодаря этим энтузиастам не раз удавалось справиться с очагами лесных пожаров.
В этом году ситуация осложнилась. Во-первых, лето выдалось на редкость засушливым, что увеличило вероятность возникновения пожаров. Во-вторых, в связи с очередной реорганизацией лесхоза число его сотрудников резко уменьшилось и они теперь просто не в состоянии полностью контролировать ситуацию. Еще один красноречивый пример. В лесхозе всего одна пожарная машина, и ту собираются перебросить в Крымск...
Наша служба тоже оказалась в затруднительном положении, так как на МУП возложили обязанности и по вывозу мусора с территории поселка.
Весь сезон разрываемся на части. Не раз были ситуации, когда начинающийся пожар удавалось погасить в последний момент. Пока успевали... Хотя в целом есть ощущение, что мы в шаге от беды. Не будет преувеличением сказать, что всесторонне Утришом сейчас никто не занимается.
Наш заказник - место на самом деле уникальное. Здесь до сих пор водятся косули, горные козлы, кабаны, редкие птицы. Сам не раз видел. Но все это можно потерять.
Что делать, чтобы беды не случилось?.. На мой взгляд, необходимо создать специализированное предприятие, которое осуществляло бы все управление заказником. Но не в такой форме, как сейчас, — в основном для уборки мусора. Новая структура должна установить порядок охраны и посещения заповедной территории, организовать инспектирование леса. К охране реликтовых посадок можно было бы привлечь и студентов. Например, уже шесть лет нам помогают юноши и девушки с географического факультета Санкт-Петербургского университета.
Полагаю, что к участию в финансировании природоохранных мероприятий пора привлечь природо-пользователей, в первую очередь тех, кто в коммерческих целях использует и саму территорию Утриша, и прилегающую акваторию.
Хочу также коснуться вопроса, который у всех на устах: куда идут деньги, собираемые на шлагбауме?
Сразу должен пояснить, что плату за проезд на территории заказника мы берем не с потолка, а пользуемся тарифом, утвержденным отделом цен администрации города-курорта.
Из собранной суммы 150 тысяч отчисляем КУМИ. За уборку и вывоз мусора в поселке и на территории, вплоть до Малого Утриша, тоже надо заплатить. Кстати сказать, к этой работе постоянно приходится привлекать плавсредства, что тоже выливается в копеечку...
Недешево обходится и круглогодичное содержание поста, но ликвидировать его в зимнее время, значит включить зеленый свет браконьерам, занимающимся вырубкой и вывозом можжевельника.
Люди нередко пересчитывают машины, паркующиеся на Утрише, и делают вывод, что те, кто стоит на шлагбауме, буквально купаются в золоте. Это, конечно не так, ведь минимум двести машин ежедневно мы пропускаем бесплатно — в салоне каждой из них сидит человек с "корочкой". Люди "с корочкой" своего добились, и шлагбаум теперь открыт. Вот только выиграл ли от этого заказник?

От редакции.
На этом разговор не окончен. Кубанская студия документальных фильмов по заказу Международной черноморской экологической программы сняла фильм по проблемам Утришского заказника. Он будет показан не только на региональном уровне, но и на международном.
Актуальность темы возрастает в связи с тем, что Большой Сочи стал олимпийским и теперь в его границах придется пожертвовать значительной частью прибрежных территорий, которые ранее были особо охраняемыми. На сегодняшний день территория между Утришами с прилегающей акваторией является единственной пригодной для создания черноморского заповедника. И это значительно повышает ответственность за его сохранность.

Анапа, №90, 2007



<< Назад - Вперёд >>

Судный день Большого Утриша


Copyright © rest-in-anapa.ru 2005-2010
Курорты Краснодарского края - отдых на Черном море - Анапа курорт

Rambler's Top100